А ну-ка убери свой чемоданчик.

Врача детской "Скорой" хотят уволить за излишнее рвение в работе
Врача детской "Скорой" хотят уволить за излишнее рвение в работе
 Детская "Скорая помощь" - это святое. Ее, как Бога, ждут родители заболевших малышей, ей уступают дорогу даже самые "блатные" водители, а детские "03" по официальным чиновным отчетам оснащают самой современной техникой. Последнее утверждение решился оспорить педиатр столичной "Скорой" Александр Степанов. И то лишь после того, как руководство службы конфисковало у него импортную медтехнику, которой он на личные средства оборудовал свой экипаж. Степанову объявили выговор - дескать, "нештатная" техника не положена по штатному расписанию. Аппаратуру сдали на склад. А вместо нее выдали отечественные приборы. Некоторые из них не только не годятся для оказания помощи детям, но в отдельных случаях, как утверждает врач, могут даже принести вред.

 

Врача детской "Скорой" хотят уволить за излишнее рвение в работеПодарки для "03"

Медицинская карьера Александра Степанова началась 20 лет назад, со школьной скамьи - мальчишкой в каникулы он трудился санитаром в больнице. А в студенческие годы подрабатывал менеджером по продаже медтехники. С той поры педиатр Степанов и увлекается разными высокотехнологическими "фишками" для лечения пациентов. Поскольку профессия врача у Степанова - любимая, а докторская зарплата - скромная, приходится крутиться. Вместе с друзьями он создал сайт по медицинской технике, где рекламировал последние новинки. Бывало, что коммерсанты расплачивались не деньгами, а бартером - медицинской аппаратурой. Иногда и просто дарили новые приборы. Так, за последние пять лет в детской бригаде "03" Александра Степанова появились реанимационный немецкий чемоданчик, пульсоксиметр (с помощью прибора врач может оперативно отслеживать состояние пациента), транспортный монитор (показывает частоту дыхания, температуру, оценивает работу сердца, может рассчитать в зависимости от веса и возраста пациента дозу лекарства) и небулайзер - незаменимая вещь для снятия астматического удушья. Как самую "укомплектованную", степановскую бригаду часто посылали на сложные вызовы - она, к примеру, перевозила из аэропортов в столичные больницы самых "тяжелых" школьников из Беслана.

- Аппараты, которые имелись у нас, - не роскошь, а необходимый минимум в работе врача "03", - говорит Александр. - Кроме экстренных случаев - реанимации пострадавших в дорожных авариях, спасения утопающих - аппаратура помогает и в более спокойных ситуациях. Например, детскую "Скорую" часто вызывают на "боли в ухе". С помощью прибора можно сразу диагностировать, есть отит или нет, а не везти малыша понапрасну в больницу на другой конец города, как происходит сейчас.

"По инструкции не положено"

Но с тех пор как Степанов возглавил профсоюз работников "Скорой помощи" "Фельдшер.ру", его выездной экипаж попал в немилость.

- Профсоюз пытался бороться с несправедливым увольнением нашего коллеги, заслуженного врача СССР Эдуарда Георгиевича Петухова, - поясняет педиатр. -Человек всю жизнь отдал медицине, а об него просто-напросто вытерли ноги.

Затем деятельность членов профсоюза приобрела и вовсе "угрожающий" для начальства характер: медики отправили предложение на имя главного врача "Скорой" с просьбой пересмотреть условия контракта врачей и фельдшеров. После такого демарша руководство, по версии Степанова, и устроило на него охоту. Единственный криминал, который удалось обнаружить, - использование личного оборудования на выездах. В конце декабря детскую бригаду Александра вызвали на центральную подстанцию "Скорой помощи" для объяснительной беседы.

- Аппаратуру у нас забрали. Мне было сказано, что использование личных инструментов, не входящих в штатную комплектацию, - должностное преступление, - рассказывает доктор.- Сослались на инструкцию Минздрава. Я потом ознакомился с этим документом, но ничего "запретительного" в нем не нашел.

"Условно" пригодные приборы для лечения

Через неделю после "раскулачивания" степановской бригаде пришлось отрабатывать сложный вызов - у четырехмесячного малыша начался обструктивный бронхит. Состояние младенца было критическим. Однако врачам удалось стабилизировать самочувствие ребенка и довезти его до больницы даже с некоторыми улучшениями жизнедеятельности - что было зафиксировано в приемном покое Морозовской больницы. При этом впопыхах Степанов неправильно заполнил карточку вызова. Дело в том, что у врачей "Скорой" существует своя библия - сборник стандартов оказания скорой медицинской помощи. Проще говоря, инструкции, где подробно описаны действия медика в случае, скажем, астмы, бронхита, другой болезни. В стандарте указано, какие лекарства следует давать, сколько минут держать клизму и т.д. С одной стороны, эти инструкции носят рекомендательный характер. Ведь пациенты разные, да и медицинская наука не стоит на месте. С другой - с докторов строго спрашивают, если они на свой страх и риск действуют не по схеме. Поэтому медики нашли простой компромисс: лечат в соответствии с собственными знаниями и интуицией, а отчеты о вызовах заполняют, как гласит норматив. При снятии удушья при бронхите врачу согласно инструкции предписано пользоваться небулайзером (по-русски - ингалятором). Импортный, который был у Степанова и подходил для всех возрастов, на тот момент отобрали. А отечественный небулайзер, выданный взамен изъятого, оказался... не приспособлен для младенцев.

- Маски закупленных "Скорой" ингаляторов рассчитаны на детей от 7-10 лет, - поясняет педиатр. - Если надеть ее грудничку, лекарство пойдет мимо цели и запросто может повредить глаза малышу. Поэтому мы снимали приступ удушья у младенца другими способами.

В итоге доктора Степанова обвинили в неправильном оказании помощи. И объявили второй выговор.

- Оборудования сейчас в соответствии с национальным проектом "Здоровье" закупается много, - поясняет Александр Степанов. - Но часто оно, как бы помягче сказать... не соответствует потребностям детской бригады. Закупленный администрацией монитор наблюдения отслеживает лишь одно ЭКГ-отведение, что не особенно актуально в педиатрической практике. А закупленный спонсорами монитор МЕК 1200, на котором мы до последнего времени работали, одновременно отслеживает ЭКГ по двум отведениям, артериальное давление, температуру тела, частоту дыхательных движений, частоту сердечных сокращений и многое другое, что позволяет быстро и правильно оценить состояние ребенка и своевременно скорректировать терапию. Я не спорю, как гласит пословица, на безрыбье и рак рыба. Но если есть выбор, зачем заставлять нас пользоваться аналогами гораздо худшего качества? Кстати, иногда российская аппаратура стоит дороже импортной.

Изъятые импортные мониторы и "чемоданчики" сейчас ржавеют в подвале - администрация "Скорой" игнорирует предложение доктора официально принять на баланс сертифицированное оборудование.

Корреспонденты "Известий" пытались получить ответ от столичного департамента здравоохранения, может ли врач привлекать спонсоров для оснащения своего рабочего места необходимой аппаратурой. Но, к сожалению, комментариев не дождались. Пришлось опрашивать знакомых врачей. Выяснилось, что практически каждый из них пользуется при лечении пациентов личными стетоскопами, диагностическими фонариками, тонометрами и т.д. Для них хорошая аппаратура - вторые руки, глаза и уши. Неужели теперь и все это "добро" подлежит немедленному изъятию? А главное, ради чего?

"Известия" готовы продолжить тему оснащения "Скорых" современной медтехникой. Как это важно, знают все те, кто хоть раз набирал "03" и ожидал приезда неравнодушного врача к своему ребенку.

Источник- газета Известия



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено