30.08.2018 1432

Правила меняются раз в пару месяцев – чтобы мы делали больше ошибок

Правила меняются раз в пару месяцев – чтобы мы делали больше ошибок
В 2018 году исполняется пять лет, как скорая помощь работает в системе ОМС.
Врачи и пациенты не считают эти годы лучшими, так как вместе с обязательным страхованием пришла бюрократизация и штрафы за неправильное оформление документов, передаёт lekoboz.ru.

Нет документов – нет денег

Вот отрывки из интервью с врачом скорой помощи, опубликованного летом 2013 года в одной из подмосковных газет:

«И теперь мы обязаны идентифицировать каждого больного. То есть, приходится вносить в карту вызова данные паспорта и страхового полиса каждого поступившего к нам пациента. Это занимает время и отвлекает от непосредственного осмотра больного».

Если бы бумажная работа отнимала лишь время – это было бы полбеды. Но… «Представьте ситуацию: в выходные население района за счет дачников увеличивается на четверть – это я знаю не понаслышке. А когда люди едут на дачу, они же не думают, что они едут болеть, и потому необходимых документов с собой не берут. Приехав по вызову к таким пациентам, мы не можем выполнить бумажную процедуру. При этом медицинскую помощь мы оказываем однозначно! А в дальнейшем у станции скорой помощи возникают проблемы со страховыми компаниями – такие вызовы трудно оплатить. Это негативно сказывается на материальном обеспечении станции и личном кошельке ее сотрудников».

Абсурдно, и все же – после перевода «скорой» на тарифы ОМС за спасение пациента без полиса платит не федеральный бюджет, а региональный. Можно вытащить человека с того света, но, если у региона нет средств, доктора, совершившие чудо, получат свою, и так скромную, зарплату, в весьма оптимизированном виде. 

Посредник между врачом и его зарплатой

Как обстоят дела сейчас, в начале «второй пятилетки» погружения «03» в обязательное медстрахование, рассказал фельдшер скорой помощи, председатель независимого профсоюза фельдшеров скорой помощи «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков:

«Правила игры меняются раз в 2-3 месяца – видимо для того, чтобы мы делали больше ошибок. Штрафуют за каждую мелочь: например, на медицинском полисе печать стоит прямо на дате его выдачи. Разглядеть дату невозможно – но, если врач неправильно запишет ее при заполнении карты вызова, с него снимут 10% от тарифа ОМС за оказанную им помощь. Если в оформлении еще какие-либо неточности – могут оштрафовать и на все 30%. Лечение больного без полиса оплачивает местная власть. Но есть ограничение по количеству таких вызовов. Сверх этой квоты не оплатит и регион… Бездомный человек с инфарктом будет спасен, но платить за его спасение страховщик не станет. Во всем мире страховая компания стоит посредником между больным и врачом. А у нас – посредником между врачом и его зарплатой. Соответственно, в ракурсе здоровья пациенты страховщиков не интересуют».

Пациент без полиса – это не только дачник или человек, оказавшийся на улице. Вспомните, как часто вы берете с собой документ ОМС, если идете на работу или в магазин? 

«Ставишь диагноз «алкогольное опьянение», ДЦП или туберкулез – карта вообще не оплачивается, – продолжает Дмитрий Беляков. – Есть еще целый список диагнозов, на которые «скорая» обязана приехать – но их не оплачивают. И вряд ли эти штрафы отменят – кому-то они ведь выгодны…».

Настоящему больному не помогут

Слова фельдшера про алкогольное опьянение могут показаться смешными. Действительно, «скорая» должна спасать людей на грани жизни, а не приводить в чувство злоупотребивших спиртным граждан.

Однако человек с инсультом… выглядит ровно так же, как изрядно перебравший субъект. Речь несвязная (если вообще есть), руки не слушаются, ноги идут нетвердой «нетрезвой» походкой. А если он уже потерял сознание и лежит на улице – мало кто подумает, что гражданин может погибнуть. Или уже погиб. «Пьяницу» просто обойдут стороной и навряд ли вызовут ему «скорую».

«В шести случаях из десяти люди на улице не подойдут к инфарктному или инсультному больному, – замечает Дмитрий Беляков. – А вот алкоголику, как правило, вызовут «скорую»».

Новые технологии, новые штрафы

Карта вызова – главный документ бригады «03». В Москве не так давно выдали «скорой помощи» планшеты. И теперь врачи и фельдшера заполняют вдвое больше карт – бумажные и электронные. Бумажную можно переписать, если, например, допустил ошибку в номере полиса или дате его выдачи. Для внесения исправлений в электронную карту бригаде необходимо приехать «в центр» на главную в городе или районе станцию скорой помощи.

На переписывание только бумажных документов у «скорой» порой уходит по три-четыре часа. Ведь заполненные карты должны быть сданы сразу по возвращении бригады на свою подстанцию… Восстановить силы докторам попросту не удается.

Правильное оформление только одной карты занимает минимум 15 минут. Заполнять карту в машине, пока едет «скорая»? Тогда будут ошибки. А исправления и зачеркивания – это новые штрафы. Поэтому врачи, ежедневно спасающие жизни, вынуждены день за днем жертвовать жизненно необходимым – сном и собственным здоровьем.

Как влияют на медицину штрафные санкции?

«Можно задавить штрафами всех, но лучше от этого не станет. Проблемы не в почерке в медкарте, а в организации здравоохранения. По сути, таковой сегодня нет, – констатирует доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки РФ, член Комитета гражданских инициатив, профессор Юрий Комаров. – В наши дни неизвестно даже то, сколько населению нужно врачей, каких специальностей, каков должен быть коечный фонд. Такие исследования проводились раньше, в советскую эпоху, но сейчас их не ведется. Потребность страны в медицинской помощи не определена, а статистика заболеваемости порой расходится с реальными цифрами».

Как сообщалось ранее, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко раскритиковала систему ОМС. Она заявила, что фонды штрафуют за «ерунду», а вырученные миллиарды направляют себе на премии.

Ссылка на оригинал



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено